Дочь короля Рилиана
фан-фик отдельно, игра отдельно!

Король Рилиан сидел на одном из четырёх тронов в Кэр-Паравале. Рядом с ним сидел гном, хоть борода гнома и была седая, кое-где ещё пробивались рыжие волоски. Любой нарниец тут же узнал бы в нём Трама. Король был встревожен, хотя и пытался это скрыть. Трам хоть и был старый, но отличался хорошим зрением и заметил тревогу короля.
- Ваше Величество, у вас не должно повода для тревоги. Королева Омелия здорова и красива как всегда, а принцесса Ява такая же красивая и весёлая как королева, враг не угрожает нам, и со всеми колдунами покончено.
- Так-то оно так, - ответил Рилиан, - но прошёл слух, что колдунья, которая держала меня под землёй, опасаясь неудачи создала себе из камня сына. и обучила его колдовству. Когда я убил Королеву Подземья он поклялся отомстить мне. И многие считают что он сделает это в ближайшее время, - король тяжело вздохнул.
- Возможно это только слухи, - сказал Трам, сам не очень-то веря в свои слова. С колдунами шутки плохи.
- Нет, - сказал Рилиан, - это не слухи, я чувствую!
- Тогда настало время подуть в Рог королевы Сьюзан, - сказал гном, - вот помню как мы с вашим отцом...
- Но Рог вызывает только четырёх правитилей Нарнии, а мне так хотелось бы увидеть Джил и Юстеса! Но видно ничего не поделаешь...
- Я схожу за Рогом, Ваше Величество, - Трам встал.
- Нет-нет, я сам схожу за ним! - Рилиан поднялся. В ту же секунду дверь с громким стуком отворилась и в комнату вбежала принцесса Ява. Это была девочка лет девяти, с большими синими глазами и тяжёлыми волосами русого цвета, которые кольцами падали ей на плечи. С криком "папа" она бросилась на шею короля. Рилиан посадил её к себе на колени и принялся рассматривать хорошенькое личико своей дочери. Она в свою очередь тоже вглядывалась в лицо отца. Затем Ява перевела взгляд на Трама и соскочила с колен Рилиана.
- Что случилось, Трам? - спосила она, взяв морщинистую руку гнома в свою. Трам пробормотал что-то невнятное, а король чтобы выручить друга сказал:
- Ничего страшного, милая. В тот же миг вспышка молнии осветила весь замок, а на улице, ясное небо почернело и вокруг стало темно как ночью. Ява бросилась к отцу и он прижал к себе русую головку принцессы.
***
Люси бежала изо всех сил. "Лишь бы успеть, лишь бы успеть!" - вертелось у неё в голове. Вот вокзал... "Быстрее, быстрее, быстрее!.." Перон... Вот уже видна Сьюзен... Люси сразу узнала сестру: королевская осанка, густые чёрные волосы, идеально сидящяя одежда... Люси поймала себя на том, что завидует сестре. Люси попыталась избавиться от этого чувства, но у неё плохо получилось. "Если бы мы были в Нарнии я бы и не подумала завидовать!" - подумала девочка. Тем временем она уже подбежала к сестре.
- Сью! - крикнула она. Сестра обернулась.
- Ну разве можно так опаздывать? А если бы Питер и Эдмунд уже приехали? - спрашивала Сьюзен строго, но без злобы в голосе.
- Прости Сью, просто Джек... - начала оправдываться Люси.
- Он опять тебя задирал? - Сьюзен нахмурилась и сжала губы.
- Да, и... - но она не успела договорить, потому что послышался гудок паровоза, - Едут! - закричала Люси моментально забыв об обидах.
Через минуту Питер и Эдмунд уже стояли рядом с сёстрами.
- Ты так выросла! - сказал Эдмунд Люси, - И похорошела! - добавил Питер, желая сделать приятное сестре. Люси зарделась от удовольствия.
- Ты рада, что уже каникулы? - спросил Эдмунд у Сьюзен.
- Конечно, но было бы ещё лучше, если б мы были в Нарнии... - ответила она.
- Везёт Юстесу, он ещё попадёт туда, - сказала Люси печально.
- Как, вы ещё не знаете?! - воскликнул Эдмунд, - он уже был там!
- Да? - удивилась Сьюзен, - а нам это к сожалению не светит...
- А может Аслан изменит своё решение? - с надеждой в голосе спросила Люси.
И тут же вскрикнула.
- Что случилось, лу? - спросила Сьюзен.
- У меня такое же чувство как и тогда! - ответила Люси.
- Что значит "как и тогда"? - спросил Эдмунд и сам закричал.
- Меня кто-то тянет! - пожаловолась Сьюзен.
А Питер даже сказать ничего не успел, потому что в эту секунду с ними произошло нечто, не поддающееся описанию.
Вскоре все четверо уже стояли в высокой траве.
- Мы в Нарнии! - Люси даже подпрыгнула от удовольствия.
- Интересно, зачем мы здесь понадобились? - спросила Сьюзен, - тут так тихо...
- Когда мы второй раз попали в Нарнию тоже было "тихо" - сказал Эдмунд.
- А потом появились тельмарины и Трам... - подхватила Сьюзен.
- Интересно как он сей час поживает? - спросила Люси.
- Если вообще "поживает" - пошутил Эдмунд, но тут же понял, что сморозил глупость. Люси побледнела, а Сьюзен спросила:
- Всмысле "если поживает"?
Но Эдмунд молчал. Тогда Питеру пришлось ответить на её вопрос:
- Понимаете, когда Юстес прибыл в Нарнию прошло уже почти 60 лет... А когда он уезжал, то Каспиан уже... уже... - Питер не мог выговорить страшное слово, но по его лицу всё было понятно. Сьюзен побледнела и отвернулась, чтобы скрыть слёзы.
- Тогда Трам был здоров, но... - Питер не успел договорить, потому что тихая обычно Люси закричала:
- Как вы смеете так говорить! Трам живой и здоровый и преспокойно живёт рядом с сыном Каспиана, а он в стране Аслана!
- Ты права, - сказала Сьюзен сестре, благодарно улыбаясь.
- Конечно права, - подтвердил Питер, - а Трам спокойно живёт в Кэр-Паравале.
- Но ведь он разрушен! - воскликнула Люси.
- Каспиан восстановил его! - заявил Эдмунд. Это была приятная новость и все повеселели.
- Вспомните, тогда нам угрожала опасность, может она грозит нам и теперь, - сказал Питер.
- Да какая может быть опасность в таком тихом месте! - сказала Люси, вдыхая свежий нарнийский воздух. Как только она это произнесла послышался резкий крик, а затем Питер ссилой оттолкнул сестру. Люси упала в высокую траву, а на то место где она стояла упал огромный камень. Все уставились на него, как будто это был не камень, а метеорит. Питер очнулся первый. Он схватил сестёр за руки и втолкнул их в пещерку, которая находилась поблизости. Затем Питер затащил туда брата и забрался сам.
Камни летящие с громким свистом, падали у входа в пещеру. Крик повторился.
- Это крик грифона! - поняла Люси, - но зачем ему кидать в нас камни? Верно тут какая-то ошибка! - и прежде чем кто-то успел остановить её, подползла к выходу из пещеры и закричала:
- Во имя Аслана, если ты друг Нарнии - остановись! Мы - древние короли и королевы!
Как только она это произнесла "каменный дождь" прекратился и у входа в пещеру опустился огромный грифон.
- Простите меня, мои повелители, я принял вас за врага.
- Ничего страшного, - сказала Сьюзен, всё ещё бледная от пережитого страха.
- А разве у Нарнии снова появились враги? - поинтересовался Эдмунд.
- Об этом после того как вы попадёте в Кэр-Параваль, - ответил грифон, - к сожалению я могу унести только одного из вас и поэтому...
- Поедет Люси, а нам и походить не вредно, - сказал Питер, а Эдмунд услышав эти слова надулся.
Люси вскарабкалась на грифона и тот взмыл в воздух. Он старался лететь медленнее, чтобы остальные успевали за ним.
- Смотрите, Кэр-Параваль! - воскликнула Люси, но её братья и сестра не видели его из-за деревьев. Вскоре и они разглядели замок.
- Он стал ещё красивее! - сказала Сьюзен.
- И более укреплённым! - добавил Эдмунд.
Вскоре все уже стояли перед главными воротами.
В воротах открылась не большое окошко и в проёме показалось симпатичное лицо, принадлежащее старичку лет шестидесяти.
- Ой, - вскрикнула Люси, - а я вас знаю!
- Как ты себя ведёшь! - напустилась на сестру Сьюзен, но Люси не обращала на неё внимания:
- Вы - тот самый мальчик, это вас Аслан освободил от человека, превратившегося в дерево! - старичок покраснел.
- Точно! - воскликнула Сьюзен.
- Всё это конечно интересно, - сказал Эдмунд, - но может нам всё же откроют ворота?
Старичок засуетился, заскрипели многочисленные засовы, и ворота распахнулись.
- Почему на воротах так много засовов? - спросил Питер.
- Об этом позже, Ваше Величество, - ответил за старичка грифон.
Когда они оказались за городскими воротами грифон подозвал какого-то фавна и приказал ему проводить царственных гостей в их покои и сообщить об их прибытии королю. Фавн оказался очень проворен, и поэтому все четверо, вскоре оказались в своих комнатах.
Люси первым делом подбежала к окну и широко распахнула его. Перед ней расстилалось море... Оно было такое огромное, глубокое и бесконечно далёкое... Море сверкало на солнце и переливалось всеми цветами радуги. Оно представляло собой такое величественное зрелище, что даже дух захватывало! Оно было и маленькое, и большое, и мелкое, и глубокое, и меняющееся, и неизменное... И лишь одно в нём было всегда: Величее. Всего нельзя описать, но можно почувствовать. И Люси чувствовала! Она чувствовала, что какое бы оно не было на самом деле большое, она любит его и оно умещается в её маленьком сердце, она чувствовала, что, хоть оно и глубокое, она сумела бы пройти его от начала до конца не замочив ног, и наконец, она чувствовала, что оно изменилось, а в её сердце осталось неизменным...
Люси вспоминала все приключения которые они пережили плавая по этому морю... И её сердцем завладела грусть... Это была та грусть, которая охватывает тебя, когда ты вспоминаешь о приятном прошлом, и понимаешь, что его не вернёшь..., это была та грусть, которая заставляет плакать, которая больно щиплет сердце... Люси хотелось захлопнуть окно, закрыть глаза и бежать, бежать, бежать... Но она не могла отойти от окна и слёзы спокойно текли у неё по щекам... Внезапно Люси вспомнила слова Аслана: "Ничто не повторяется дважды" и глубоко вздохнула.
Сьюзен оказавшись в своей комнате, первым делом нашла платяной шкаф и принялась выбирать себе платье.
Эдмунд, первым делом подошёл к стене на которой висело оружие и принялся выбирать достойное Справедливого короля.
Питер, оказавшись в своих покоях, взял в руки Риндон. Он вытащил меч из ножен и в который раз прочитал надпись на нём: "Оскалит Аслан зубы - зима пойдёт на убыль...", затем поднёс меч к губам и поцеловал клинок.
***
Через полчаса за ними пришёл тот же фавн и повёл в тронный зал. Как только они вошли Рилиан встал и поочереди поклонился каждому из венценосных детей. Питер слегка кивнул головой. Певенси сели на свои троны, а Рилиан сел напротив них и приказал всем покинуть зал, затем он заговорил:
- Сей час я Вам всё объясню, нужно лишь дождаться ещё одного члена нашего совета. "А кто он?" - хотела спросить Люси, но в эту секунду двери отворились и в зал вошёл... Трам! Ещё секунда, и он оказался в объятиях младшей королевы, позабывшей об этикете.
- Люси! - возмущённо воскликнула Сьюзен. А Рилиан с удивлением посмотрел на Люси, но высказать вслух, то что он думает не решился. Когда Трам наконец сел на своё место, Рилиан начал рассказ. Когда он закончил, Питер спросил:
- И как мы можем вам помочь?
- Я не знаю, - признался Рилиан.
- Так давайте оюсудим! - предложил Эдмунд.
***
Они обсуждали целый час и наконец решили, что:
1) Люси и Сьюзен большую часть времени будут проводить с Явой
2) Питер и Эдмунд будут помогать Рилиану искать колдуна
3) Трам будет сопровождать девочек
4) Все присутствующие будут принимать участие в Совете

***
Если вы спросите: "что такое Совет?", вам ответят: "Это самые храбрые, умные и преданные воины! Они награждены Орденом Золотого Альбатроса и помогают королю, да благословит его Аслан, решать важные вопросы!"
А если вы спросите: "Кто такая Омелия?", вам расскажут такую историю:
Рилиан скакал по влажному осеннему лесу. Кудесница осень уже раскрасила все листы, а из некоторых уже соткала ковёр в свой огромный терем - лес. Молодой король скакал так быстро, как позволяли деревья. Быстрая езда развеивала воспоминания о матери и отце и на душе становилось легче. Вдруг Рилиан услышал слабый крик. Рилиан осадил коня и пошёл в сторону откуда кричали. Крик повторился. По голосу было понятно, что кричит девушка, притом скорее от боли и от страха, чем в надежде быть услышанной. Вскоре Рилиан увидел поляну, но не сразу вышел из-за деревьев. Вот что он увидел: на земле лежала девушка с рассыпанными по плечам золотистыми волосами и огромными синими глазами под длинными ресницами. На ней было белое платье и плащ накинутый на плечи. Над ней с кнутом в руке стоял человек в плаще и опущенном на лицо капюшоном. Даже сзади были видны его мускулистые руки и широкие плечи.
- Будешь знать, как убегать от хозяина! - выкрикнул незнакомец, поднял руку и с силой опустил кнут на подставленную руку девушки. На коже появилась алая полоса, а девушка снова вскрикнула. Этого Рилиан вынести не мог и с яростью бросился на незнакомца. Ярость застилала глаза и он не смог нанести точный удар - незнакомец скрылся. Рилиан помог девушке подняться и посмотрел в её бездонные глаза. В тот же миг он почувствовал то же, что и при первой встрече с Джадис. Шалунья Любовь уже отперла его сердце золотым ключом.
- Откуда ты и как твоё имя? - спросил Рилиан, не в силах понять: где может свирепствовать такая жестокость.
- Я с детства жила Там, - ответила она, - а имя моё - Омелия.
"Где это Там?" - хотел спросить Рилиан, но передумал и повёл девушку к коню. И только через два дня Омелия всё ему рассказала.
Она родилась в небольшой деревеньке в отдалённой части Нарнии. Её отец был обычным крестьянином, а мать Омелия не помнила. Десять лет она спокойно жила со своим отцом, но однажды к ним пришёл неизвестный в деревне человек. Отец заперся с ним в комнате и малютка Омелия, спрятавшаяся за сундуком долго слышала раздражённые голоса из соседней комнаты. Омелии было страшно, впервые страшно за всю её, пока ещё короткую жизнь. Через некоторое время она услышала голос отца:
- НЕТ! Я не отдам ему свою дочь! - эти слова были последними словами которые она услышала от отца. Через минуту, а может и через час из комнаты вышел человек державший в руке окровавленый нож. Ему хватило секунды чтобы увидеть Омелию. Не долго думая он схватил её за руку и потащил за собой, от страха у девочки затуманилось в голове и она потеряла сознание.
Остальные годы Омелия помнила смутно. Она знала, что живёт под землёй у какого-то неизвестного и должна прожить там всю жизнь, своего "господина" она не видела ни разу. Омелия не знала как выбраться на поверхность, но не могла смириться со своим положением. Правдами и не правдами она выбралась на поверхность, но судьба сыграла с ней злую шутку: Омелия заблудилась...
Через месяц после её рассказа Рилиан отпраздновал свадьбу.

* * *
Сьюзен сидела у окна. Она думала подперев кулаком подбородок. Думала о жене Рилиана, о малютке Яве, которой ни за что, ни про что угрожала опасность, о Каспиане, о Юстасе, Джил, профессоре... Через полчаса должен был начаться пир в честь их прибытия, а мысли путались в голове. Рилиан показался ей проставатым и его мог водить за нос кто угодно... даже Омелия! Со своим характером Сьюзен не могла довериться ощущениям, хотя внутри понимала, что глупо подозревать королеву.
Люси сидела за столом и водила пальцем по листу бумаги, который лежал перед ней. Затем подняла голову и взглянула в окно. Море уже не радовало её, в сердце поселилась тревога... Люси встала и прошлась по комнате, разглядывая гобелены висевшие на стенах. На них были изображены события Золотого Века: пиры, охоты, балы, конные прогулки... Люси вздохнула, и тут её взгляд остановился на изображении Аслана, вытканом во всю стену. И девочка прошептала:
- Аслан, помоги нам! - и ей показалось, что Лев кивнул в ответ...

Эдмунд не находил себе места. Он ходил по комнате, то и дело останавливаясь у окна. Он не любил пиры, ему нравились охоты и конные прогулки, но шумные веселья... Эдмунд посмотрел на солнце, подумав, что время ещё есть, он решил прогуляться по саду. Не желая запутаться в переходах заново отстроенного замка, Эд вылез в окно. Он ходил между деревьями, когда услышал, как кто-то напевает его любимую песенку: «За морем есть страна, которой правит Лев». Голос поющего был мелодичным, как журчание ручейка и очень приятным. Эдмунд решил узнать, кто поёт и пошёл на звук. Вскоре он достиг полянки, на которой в изобилии росли маленькие фиолетовые цветочки с маленькими звёздочками-тычинками. На полянке сидела девочка лет девяти. Кудрявые русые волосы, глаза, которые казалось отражали небо, ещё по-детски пухлые щёчки и вздёрнутый носик, всё это в сочетании с чудесным голоском заставило Эда остановиться. Он стоял за деревом и слушал, как девочка поёт припев:
«За морем есть страна,
Которой правит Лев...
Красива, нет, прекрасна она!
И Лес там полон чудес...»
Во рту у Эдмунда пересохло, до этого он свысока смотрел на Сьюзен, а она называла его мальчишкой... Тем временем маленькая Афродита начала петь третий куплет. Он не выдержал и вышел на полянку. Девочка смутилась и замолчала.
Кто Вы? - спросила она.
Эдмунд, - ответил Эд, забыв, что в Нарнии он король.
А я — Ява, принцесса Ява, - ответила принцесса.
А разве вы не должны находиться под присмотром? - спросил ошарашенный король.
Ява хитро улыбнулась:
- Ну вообще-то должна, но окно в моей комнате было открыто, а слуги так надоели, а цветы были так душисты... и так хотелось петь...
Вы пели мою любимую песню, - сказал Эдмунд.
Эта песня любима не только вами, - заметила принцесса.
Они бы ещё долго разговаривали, но тут Ява справедливо заметила, что ей пора в замок, на пир.
Мне тоже пора, - сказал Справедливый король.
Они попрощались и Ява убежала. Из любопытства Эдмунд решил проследить за принцессой. Ява бежала между деревьями, как молодая лань, перепрыгивая через камни. Видно было, что она знает этот лес-сад, как свои пять пальцев. Вскоре девчушка добежала до стены. Из окна третьего этажа болталась верёвка. Ява подбежала, ухватилась за неё и с лёгкостью поднялась.
* * *
Омелия сидела перед зеркалом и расчёсывала волосы. Она любила делать это сама, потому что так было легче думать.
- Ваше Величество, позвольте я вам помогу! - попросила подошедшая горничная.
- Нет, Нэнси, спасибо, - ответила королева, - лучше сходи за Явой.
Девушка поклонилась и вышла, оставив королеву наедине со своими думами.
* * *
Ява подтянулась и с лёгкостью перелезла через подоконник. Оказавшись в своей комнате, она быстро переоделась, и втащив верёвку в комнату, спрятала в тайник. Затем взяла свою любимую книгу: «История Нарнии: Золотой Век» и принялась читать.

Нэнси вошла в комнату.
- Ваше Высочество, пир уже начинается...
Ява оторвалась от книги.
- Я иду, Нэнси, - и немного помолчав, добавила, - я познакомилась с одним человеком, - она описала внешность Эдмунда, - ты его не знаешь?
- Никак нет, Ваше Высочество, - ответила та, - сожалею...
Принцесса огорчённо вздохнула:
- Ладно, пойдём Нэнси, - Ява тряхнула локонами и вышла из комнаты.
* * *
Пир уже начался, а четырёх монархов до сих пор не было, и королева опаздывала... Рилиан сидел на троне, а малышка дочь расположилась на золотой скамеечке. Вдруг дверь отворилась и в зал вошли Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси. Все замерли, а Ява удивлённо взглянула на черноволосого короля. Эд поймал её взгляд и улыбнулся.
Тут дверь отворилась и в зал вошла красавица Омелия, одетая в платье из особой "звёздной" ткани, которую научила изготавливать Риланда - мать Рилиана. Ребята тут же с ней поладили. Пир продолжался.
Эдмунд танцевал с Явой весь вечер...